Все эпизоды "Главные темы дня"
Категория:
  • Главные темы дня

19.06 Назад в лихие 90-е? 32 тысячи помилованных заключенных вернулись в Россию после СВО

AM 1557
0:00 0:00

В Россию вернулось 32 тысячи уголовников с фронта. Это бывшие бойцы ЧВК «Вагнер». Евгений Пригожин говорит, что зарегистрировано только 83 повторных преступления среди них. Но так ли это? Ведь вернулись не сотни, а десятки тысяч.

Шокирующее начало. В города России с фронта вернулись 32 тысячи помилованных уголовников. Сколько их вообще участвует в спецоперации на Украине. Собрали только факты.

Итак, с фронта действительно вернулись 32 тысячи бывших заключенных, завербованных в ЧВК «Вагнер». Это лично подтвердил Евгений Пригожин. Вообще, в последние время, правоохранители в разных регионах сообщают о преступлениях с участием «вагнеровцев». Пригожин все отрицает.

«Было зарегистрировано всего 83 преступления, что «в 80 раз меньше, чем у лиц, освобождающихся из мест лишения свободы за аналогичный период без заключения контракта с «Вагнер», - сказал Пригожин.

Свою ЧВК Евгений Пригожин основал еще в 2014 году. Однако в этом он признался только год назад. Известно, что наемники воевали в Сирии, Ливии, Судане и Донбассе. Раньше чтобы попасть туда нужно было проходить жесткий отбор, но сейчас все изменилось, говорит военный эксперт Александр Коваленко.

«Жёсткий отбор, который ЧВК «Вагнер» проходил до 2022 года, и идеологом, кстати, этого жёсткого отбора был Евгений Пригожин», - говорит Коваленко.

ЧВК «Вагнер» начала вербовать заключенных прошлым летом. В колонии тогда лично ездил Евгений Пригожин - видео с его участием разошлось в интернете. Эксперты уверены: вербовка шла с молчаливого согласия Минобороны. Осенью «вагнеровцев», в том числе и завербованных заключенных, отправили на бахмутское направление. Стояла задача - во чтобы то ни стало захватить город. Сделать это удалось только через 10 месяцев. А после вывода российских войск из Херсона глава ЧВК Пригожин начал открыто критиковать Минобороны и обвинять министра Шойгу в провальных операциях на фронте. В результате, вербовку ему запретили, а потом и вовсе перестали выдавать бойцам ЧВК ещё и снаряды. Пригожин говорит, что просто так это не оставит.

Евгений Пригожин: «100% мы будем заниматься тем чтобы вытащить людей, которые в этом виноваты за ноздри… Основная проблема… конечно же в Шойгу, и Герасимове. Это два человека, которые своим решением блокировали все снаряды, и это подтверждают все, в том числе и президент, который утверждал, что снаряды есть».

Битва за Бахмут или, как его еще называют, Артемовск - была главной для ЧВК «Вагнер». Ожесточенные бои шли там почти год. А сразу после взятия города наемники ЧВК из него вышли. Пригожин рассказал о потерях.

«Я выбрал 50 000 заключённых из которых погибло около 20%. Их погибло ровно столько же, сколько пришло к нам по контракту. Приблизительно ещё процентов 20 это те, кто ранен, и чьи ранения не дают возможности вернуться на фронт», - заявил глава ЧВК.

Вообще в России частные военные компании запрещены законом, поэтому какое точное количество заключенных завербовали на фронт сейчас не берется сказать никто. «Но уже понятно, что 32 тысячи помилованных после фронта законченных - это только начало», - говорят эксперты. Ведь есть ещё раненые, которые сейчас в больницах. Не понятно, чем они все будут заниматься на воле, но, по словам аналитиков, вряд ли большинство пойдут на работу. Так что, судя по всему, на улицах российских городов теперь нужно быть начеку.

Владимир Путин лично подписывает указы о помиловании бывших заключенных, завербованных в СВО. О том, как менялось отношение власти к частным военным компаниям.

Сейчас они на свободе. Указы о помиловании лично подписал президент Владимир Путин. А в скором времени, в России, возможно, вообще узаконят частные военные компании, по крайней мере, об этом раньше говорил Министр обороны Шойгу. По его словам, до 1 июля все добровольческие отряды должны подписать контракт с Минобороны. В ведомстве не уточняют что это за отряды, но это даст им «ряд преимуществ», говорит замминистра обороны Николай Панков

Николай Панков: «Это придаст добровольческим формированиям необходимой правовой статус, создаст единые организационные подходы в организации обеспечения и выполнения ими задач. Заключение гражданами контракта с государством – это, прежде всего, распространение на них, а также на членов их семей, установленных государством мер социальной защиты и поддержки».

«Вагнер» - частная военная компания, которую также могут отнести к таким добровольцам. Но Евгений Пригожин уже заявил, что "никаких контрактов с Шойгу" подписывать не будет.

«ЧВК «Вагнер» не будет подписывать никаких контрактов с Шойгу. ЧВК «Вагнер» органично встроена в общую систему. ЧВК «Вагнер» согласовывает свою деятельность с генералом и справа, и слева, с командиром подразделений. Имеет глубочайший опыт, является высокоэффективной структурой. К сожалению, такой эффективностью большинство воинских частей не обладает именно из-за того, что Шойгу не может управлять нормально воинскими формированиями», - прокомментировал Евгений Пригожин.

Эксперты говорят, что конфликт Пригожина и Шойгу вышел на новый публичный уровень. И хотя в Минобороны официально не комментировали ни одно из заявлений Пригожина в адрес Шойгу и Герасимова указ о контрактах с ведомством - это попытка повлиять на главу ЧВК, и заставить прекратить критику чиновников, отмечают эксперты.

А глава фонда «Русь сидящая» Ольга Романова считает, что Пригожин уже давно на крючке у президента.

«Каким образом берёт людей. 15 лет дают за наемничество а это очень хороший крючок для всех, хороший политический крючок для Пригожина. В том числе и для любых начальников любых тюрем, потому что каждый из них под эту статью подпадает, и есть, вроде как, секретная касса помилования, которую никто не видел. Вот эти люди, которые выходят из тюрьмы, - убивают старушек-аниматоров, там люди насилуют девочек маленьких. Они что, Путиным помилованы? Нет. Идите, докажите. Докажите их фамилию в указе о помиловании. Нет там их фамилий, и указ этот - его никто не видел. А кто виноват - Пригожин или начальник тюрьмы, который их выпустил? Удобно очень», - рассказала Романова.

Удастся ли теперь склонить Евгения Пригожина подписать контракт с Минобороны - это пока не ясно. Однако в Госдуме уже поднимали вопрос о том, чтобы узаконить в России частные военные компании. Но, пока дальше разговоров дело не пошло.

Вообще о вербовке ЗК из российских тюрем для участия в военных действиях стало известно прошлым летом. Осужденным обещали денежные выплаты и помилование, взамен на согласие воевать на Украине. Ольга Романова глава фонда «Русь сидящая», который помогает заключенным и их семьям, говорит, что бывших узников, вернувшихся с Украины и получивших помилование, на самом деле намного больше.

«Статистику не знает никто. И Пригожин тоже её не знает, вне всякого сомнения. Он может говорить любую цифру. 23 тысячи вернулось, 30 тысяч вернулось, 40 тысяч вернулось. Но цифра может быть любая. Дело в том, что не известно сколько заключенных в плену, не известно сколько сбежали с оружием в руках, а они бегут каждый день. Но то, что этих вернувшихся, я не хочу говорить сейчас цифру 23, большинство состоит именно 300-х – это точно», - добавила она.

Кстати, с февраля компания Пригожина перестала вербовать заключенных. Набирать людей на спецоперацию в колониях начали от имени Минобороны. По словам родственников заключенных, беседы с осужденными представители госведомства проводили также, как и ЧВК «Вагнер». Перед приездом вербовщиков от Минобороны в колониях отключали связь. Заключенным предлагали подписать полугодовой контракт с Минобороны в обмен на «полное помилование со снятием судимости через полгода плюс ежемесячную зарплату в 200 тысяч рублей». Немаловажную роль в отправке осужденных на фронт сыграли и ужасные условия в российских тюрьмах, таково мнение главы фонда «Русь сидящая» Ольги Романовой.

«Нет места худшего на Земле, чем русская тюрьма. Побегут из тюрьмы, побегут на войну, и куда угодно, на любой убой, только, чтобы убежать. И их никому не будет жалко. Ну, если я хоть на секундочку могла бы допустить себе мысль, что Путин готовится к войне, я бы всё это время понимала, что происходит с тюрьмой. Тюрьма – это резервуар. Вот тогда мне понятно почему нет тюремной реформы. Мне теперь это понятно».

Большие потери российской армии и бегство россиян от мобилизации вынудили Минобороны начать вербовку в российских тюрьмах, говорят эксперты. 25 528 смертей российских военных подтверждены журналистами по открытым источникам. Реальное число погибших может быть гораздо больше. Кроме того, неизвестно сколько пропавших без вести, и тех, кто в плену, говорят журналисты-расследователи. «Настоящие потери на Украине российские власти сознательно занижают», - считает Военный эксперт Сергей Мигдаль.

«Российская власть не очень хочет афишировать большие потери. Они занижаются с самого начала и понятно почему. Потому что, чем больше эти потери, чем больше эти цифры, тем менее это похоже на СВО. И больше на настоящую войну с огромными потерями».

Только в боях за Бахмут, или как его еще называют Артемовск, ЧВК «Вагнер» потеряла около 20 тысяч человек, и из них половина — это заключенные. Такие же потери были и среди контрактников, сообщил Евгений Пригожин в одном из интервью. По его словам, всего ЧВК завербовала 50 тыс. заключенных. Сколько из них погибло на Украине, а сколько вернутся в мирную жизнь в России - пока неизвестно.

Помилование бывших заключенных за участие в СВО и возвращение их к мирной жизни неизбежно повлечет рост количества убийств, считают эксперты. Не скрывает этого и сам Пригожин, считает директор фонда «Русь сидящая» Ольга Романова.

«Конечно, назад, в Россию привезут новые убийства, новые преступления. По одной простой причине, что вообще говорят заключенным: «а если вы по возвращению через полгода, уже свободным человеком совершите ещё одно преступление – вы его снова сможете смыть кровью». Но это сигнал не только для осуждённых, для заключенных, но и для всех остальных. Вы раньше боялись тюрьмы, боялись совершить преступление, а теперь можно – тюрьмы не будет».

По рассказам родственников заключенных, пойти воевать на Украину предлагали осужденным за убийства, изнасилования и разбои. Уголовная статья не играла роли для вербовщиков. Главное - это чтобы заключенный был готов выполнять приказы командиров. О том, какой контингент набирали для участия в боевых действиях, рассказал заключенный ИК-2 в Рыбинске. Мы изменили его голос в целях безопасности.

«Приезжали уже на зону на войну забирать частная военная организация. Нам нужны головорезы, которые хотят убивать, резать. Ну, типа, пока что добровольно. И ещё там 200 тысяч предлагают. Там пол лагеря пошло».

Но известны так же случаи, когда заключенных, к примеру, в ИК-37 в поселке Яя Кемеровской области, насильно заставляли подписывать договор об отправке на Украину. Доходило даже до массовых издевательств, пыток, избиений и применения электрошокеров. Об этом много писало издание "Тайга.инфо". Кроме возвращения в повседневную жизнь бывших убийц и насильников, есть и еще одна проблема - количество психических расстройств среди участников СВО резко увеличилось.  Это даже обсуждалось на совместном совещании представителей Минобороны и Миндзрава. О том, что военнослужащим с посттравматическим синдромом не предоставляют в России никакой помощи, говорит и психолог Ксения Иванова.

«К сожалению, в России единственное, что получают военнослужащие бывшие – это возможность на месяц взять отпуск, и поехать в санаторий. Больше никакой помощи сейчас не оказывается. Оказывается, насколько я знаю, на государственном уровне помощь семьям мобилизованных, вот. А какой-то внятной программы по реабилитации – нет. Ни психологической, ни физической, никакой».

В последнее время участились видеообращения мобилизованных, которых обманом направляют на передовую. Все они, по словам родственников, видели много смертей сослуживцев, и это уже отразилось на их психике, говорят медики. А если сюда добавить еще заключенных, которые вернутся не в тюрьму, а на улицы России, картина будущего вырисовывается весьма пугающей, отмечают эксперты.

Главные темы дня: другие эпизоды

Новые эпизоды